Время сна

Предыстория

Я открыл глаза и увидел окружающую меня слепящую белизну. Белым было всё. Замкнутое, гладкое белое пространство в форме куба. А внутри я.

Кто я? Где я? Это были мои первые мысли, когда яркая пелена перед глазами рассеялась.

С подобием удивления, потому что чувствовать что-то просто не получалось, я понял, что не знаю даже, какой я. Поднявшись, я увидел, что полностью обнажён. Возникло смутное ощущение, что это как-то… неправильно. Я вытянул руки, разглядывая их. Тонкие, но я чувствовал их силу. Кожа скорее желтоватая, будто от лёгкого налёта загара. Ладони не крупные, пальцы длинные, тонкие. Аристократические руки. Слово само возникло в голове. Откуда я его знаю, что оно значит? Я ощупал остальное тело, мучительно пытаясь вспомнить, принадлежит ли оно мне – нигде ни грамма жира, всё твёрдое, мышцастое, будто после долгих лет тренировок. Но я ничего… не помню. Как? Зачем?

Когда я наклонился, ощупывая свои ноги, по бокам от лица что-то свесилось. Длинные, пепельного цвета волосы, чуть ниже плеч, не жёсткие, но и не первой мягкости, не особо густые. По-моему, в самый раз, мне очень понравилось. И не мешают, не лезут в глаза, а  спадают по бокам, разделённые ровным пробором, скрывая уши, и лежат на спине. Чёлка совсем маленькая, торчит пёрышками.

Хорошо.

Я даже улыбнулся. Тело казалось идеальным, лёгким, послушным. Но в тоже время я ощущал себя только что рождённым.

-  Вот только кого «себя»?..

Я вздрогну. Приятный, мягкий голос эхом разнёсся по… комнате. Его звуки мне тоже понравились.

Комната? Тогда должна быть дверь. Да, вот она, в углу, такая же белая как всё вокруг, поэтому сразу не видно. Я подошёл к ней. Первые шаги дались на удивление легко.

Хорошо, что ходить умею.

До двери было не далеко. Комната оказалась маленькой – шагов десять на десять.

Я опустил волнистую ручку, тоже белую. Толкнул. Ничего.

Заперто? Я заперт?

Дёрнул и чуть не упал, когда дверь распахнулась. Осторожно выглянув в коридор (инстинктивная предосторожность), я увидел всё такой же белый коридор. И знакомую дверь в трёх шагах напротив, в противоположной стене. И ещё несколько по всей длине коридора, через равные промежутки в десять шагов. И по двери в обоих концах. Я прислушался.

Тихо. Тихо, как… как в морге? Ещё одно непонятное слово.

Я вышел в коридор. И тогда двери в правом конце коридора открылась, будто ждала моего появления. Я насторожился, даже не представляя, чего ждать. Но на белом фоне появилась белая девушка. В белой одежде, с белыми волосами, забранными в тугой хвост. Даже отсюда, шагов с пятнадцати, я чётко видел её голубые глаза. Лицо немного заострённое к подбородку, но не худое. Белая одежда плотно облегает фигуру.

Красивая.

С улыбкой на лице, секунду постояв, она направилась ко мне, мягко ступая в каких-то странных, с пушистой оторочкой сапожках. Я ждал, замерев.

Девушка остановилась в двух шагах.

- Здравствуй, Двойной. Я рада тебя видеть.

Голос мягкий, как и всё вокруг, ласковый и успокаивающий.

Двойной? Почему двойной? Вроде бы со мной всё в порядке, всего сколько надо, как у неё самой. Появилась какая-то глупая обида – тебя обозвали, а ты даже не знаешь, что это значит и почему тебя так назвали. И кого она мне сильно напоминает?

- Не бойся, новенький,- сказала она, увидев моё замешательство.- Я – Хранительница. Я не причиняю вреда, наоборот, помогаю. Пойдём, не бойся,- повторила она.

Она говорила всё также ласково и улыбалась. Но чего-то в её голосе не хватало, он был каким-то монотонным. Будто… не принадлежал живому существу. Но всё-таки я пошёл вслед за ней, туда, откуда она появилась. Разве был у меня выбор?

Она вела меня по всё таким же коридорам, белый цвет стал раздражать своим постоянством. Попадались другие двери, но чаще не было и их. Мы шли в давящей на меня абсолютной тишине минуты две, только тихо шлёпали по полу мои босые ноги. Кажется, всё вокруг было каменное, но, что странно, пол не был холодным, от стен не исходил свойственный камням холод. Девушка остановилась.

- Прошу, Двойной.

Пригласила она и указала на дверь перед собой, в тупике коридора.

- Что… там?

Меня снедало любопытство, свойственное детям, но осторожность, всё же, брала верх.

- Прошу Вас, не бойтесь. Я не могу объяснить, это надо увидеть.- Она почему-то перешла на «вы».

Я отвёл взгляд от её совершенно бесхитростных глаз и медленно подошёл к двери.

Открыл. За дверью был балкон. Белый, конечно. С ограждением из красивых резных колон, доходящих до пояса. А за балконом…

Зелёное. Голубое. Жёлтое.

Яркое.

Я зажмурился на несколько секунд, справляясь с вдруг нахлынувшим головокружением. Снова открыл глаза. Но дикое, неожиданное разнообразие передо мной никуда не делось.

Простирались ярко зелёные поля, равнины и леса. Голубое небо висело над головой, до безумия чистое и глубокое, пробуждающее желание взлететь, возвышающее чувство свободы до невиданных высот. Радовало глаз недавно взошедшее, не яркое, но такое тёплое солнце.

Всё было таким сказочно ярким, свежим, сочным. Каким бывает в воображении маленького ребёнка, которым я себя сейчас чувствовал, или же во сне.

Пожалуй, я бы даже не поверил в увиденное, начинающееся подо мной и простирающееся до самого горизонта, если бы не обдувающий тело ветер, приятно холодящий кожу, если бы не звуки оттуда, снизу. Шелест листьев и травы. Щебетание птиц. Я даже увидел серый город, многобашенным замком торчащий среди холмов. Отсюда этот светло-серый город казался не больше ногтя, с торчащими иголками шпилей.

- Добро пожаловать в мир Триглава.

Я вздрогнул, услышав голос. Уже забыл о существовании здесь кого-то ещё. Повернувшись к Хранительнице, я посмотрел на неё долгим взглядом, воспринимая всё теперь по-другому. Она улыбалась, глядя в ответ.

- Прости… Ты сказала – Трёхглавого?

Почему я обратился к ней на «ты»? Но она не обиделась, вообще никак не отреагировала. Значит, можно. Значит, это естественно.

- Нет, Двойной. Мир Триглава. Три главы формально правят здесь.

Я снова посмотрел на лежащий передо мной мир, положил руки на каменный, немного шершавый парапет. Я, неизвестно кто, оказался в каком-то неведомом мире по неведомой причине. Оказался неизвестно как, непонятно почему… Парапет казался мне не таким белым, темнее, чем всё остальное. Или это потому, что мир вокруг такой яркий?

- Три главы… они там? – спросил, глядя на город.

В ответ почувствовал, как она кивнула за спиной, чуть сбоку.

- И мне – туда?

На этот раз она ответила.

- Да, Двойной. Но сначала нужно получить начальную информацию. И одеться.

Увиденное будто вернуло мне все чувства. Теперь я всё понимал.

Я покраснел.

- Вам повезло, новенький, пир Триглава состоится уже завтра. Вам не придётся ждать долго.

Мы шли по коридорам. Спускались по лестницам. Вниз, к уровню земли. Я долго молчал, привыкая к новым ощущениям после увиденного – мир расширился, очнувшись, я и не предполагал, что за стенами этих белых коридоров простирается целая страна.

- Прошу прощения, пир? – переспросил я.

- Да. Мероприятие, которое проводит Триглав каждую неделю. В Многобашенном Замке собираются все Двойные данного региона, признающие власть Триглава. Они пируют и обсуждают события. После пира Определяют новичков.

Мы спустились по последней лестнице. Первым этажом оказался просторный холл с овальной стойкой посередине. Больше ничего в холле не было. Абсолютно пусто и тихо. Напротив стойки была дверь, ведущая наружу. Большая, полупрозрачная (стеклянная или хрустальная?) дверь, за которой расплывались зелёные и коричневые пятна.

- Определять?

- Сканировать на магические способности. Вы появились в Третьем Коридоре, значит принадлежите к Боевой Касте.

- Э… боевой?

Она зашла за стойку и наклонилась, доставая с полочек какие-то свитки (удивитесь, но тоже белые). Выпрямилась.

- К Боевой Касте относятся маги, оборотни и все обладающие какими бы то ни было навыками ведения боя.

- То есть, я буду сражаться?

- Как пожелаете. Подождите здесь, пожалуйста. Я принесу одежду.

Она вышла из-за стойки и подошла к задней стене, толкнула её рукой. Открылась дверь, до этого бывшая частью стены. Я с интересом наблюдал. Через несколько секунд она вернулась из темноты со стопкой одежды в одной руке, другой дёрнула за собой дверь. Та снова растворилась в стене. Я неторопливо, потому что стеснятся уже не имело смысла – она явно не обращала внимания на мою наготу, натянул зелёные мешковатые штаны, светло-коричневую рубаху и невысокие остроконечные башмаки из кожи, с широкими отворотами. Всё было сшито как для меня.

Она ждала.

Когда я закончил, она поймала мой взгляд и резко спросила, глядя прямо в глаза:

- Ваше имя?

Я удивлённо посмотрел на неё. Она не может не знать, что…

- Но… я ничего не помню.

На этот раз настал её черёд удивляться и я наконец увидел эмоции на её лице – растерянность.  Хранительница смотрела на меня и явно не знала, что делать. Кажется, даже дар речи потеряла.

- Прости, я что-то не так сказал?

-Ваше имя… Вы… я… а-а.

Она как рыба открывала и закрывала рот. Ну и что с ней?

Вдруг она дернулась, перестала хватать ртом воздух и таращить глаза. И поклонилась.

- Простите, Господин. Я не узнала сразу.

Я пожал плечами. Пытаться что-то понять сейчас бесполезно. Разобраться можно потом. Когда узнаю где, почему и зачем я.

- Так как меня зовут?

Хранительница снова поклонилась.

- Простите, я не знаю, Господин.

Так, надо придумать себе имя. Я почесал подбородок, задумчиво глядя в пол. Ничего в голову не шло, и я назвал первое попавшееся сочетание звуков:

- Ладно, зови меня Грей.

- Да, Господин Грей.

- Так что мне делать, куда идти?

- На пир Триглава, что состоится завтра в Многобашенном Замке Серого Города. Но сегодня вам уже не успеть, Господин.

- В смысле?

- Вы не успеете дойти до захода солнца, когда все Двойные исчезают из этого мира.

- Куда исчезают?

- Этой информацией я не располагаю.

Всё-таки, она не настоящая. Настоящий человек попытался бы объяснить или виновато пожал плечами, сказав «не знаю». А её ответ был абсолютно безразличным.

- А на рассвете снова появляются? Как я?

- Да, Господин. На том месте, где исчезли с закатом.

- Ясно. Я пошёл. Мне ещё что-то полагается знать или получить?

- Информации больше нет. Вещмешок будет сию секунду.

Быстро поклонившись, она скрылась за уже знакомой дверью и через минуту вручила мне небольшой заплечный мешок на верёвке. Я не стал спрашивать, что в нём или заглядывать, я откуда-то и так это знал.

- Спасибо.

Секунду поколебавшись, я поклонился и сказал:

- До свидания, - мне казалось, что мы ещё встретимся.

Она молча поклонилась мне в ответ и провожала взглядом до самых дверей. Толкнув прозрачные створки, я вышел под открытое небо и полной грудью вдохнул свежий воздух, какого не бывает…

Мысль оборвалась.

Не бывает где? Не важно. Всё потом. А пока я решил насладиться прогулкой по этим замечательным краям. Отойдя на несколько шагов по земляной дорожке, я обернулся. Здание, покинутое мной, походило на…

Опять.

На что-то, что я не могу вспомнить. Огромное, белое, будто составленное из кубиков разного размера, оно возвышалось надо мной громадой в десять этажей. Я увидел всего несколько окон и балкончик, на котором стоял. Это белое здание стояло на вершине высокого холма, окружённое невысокой травой и редкими цветами. Но чуть ниже по склону, куда от дверей вела дорога, начинался негустой лиственный лес.

Через минуту я уже бодро вошёл под сень его деревьев. Шагать было легко, мысли витали где-то высоко в облаках, наслаждаясь свободой и окружающей красотой. Я шёл, ни о чём не думая, ведь думать мне было не о чем. И от того глупо улыбаясь.

Я переваливал через очередной холм, когда дневной свет заметно поугас и припекавшее солнце умерило свой пыл. Оно клонилось к горизонту.

Я чувствовал себя уставшим, но довольным. Толи потому, что прошёл больше половины пути, толи от того, что день закончился. Я и сам не знал.

Спустившись в долину между холмами, я сошёл с утоптанной бледно коричневой дороги и углубился в лесок, из которого и торчали эти самые холмы. Лес был редкий и потому яркий. Довольно быстро я нашёл развесистое дерево посреди небольшой полянки. Скинув уже пустой мешок (лепёшки и сыр я съел ещё в середине дня), я привалился к стволу и закрыл глаза, ожидая заката.

***

Резко вскочив, я метнулся к столу и нашарил выключатель лампы.

Вспыхнул свет.

С безумными глазами, ещё не привыкнув к яркому свету и тяжело дыша, я оглядел пространство вокруг себя. Нет, нет… я дома, в своей комнате. Но облегчения эта мысль не принесла. Всё так же резко я метнулся к зеркалу, задел стул и врезался в шкаф. Через долю секунду стул с грохотом упал. Но я уже стоял перед дверцей шкафа, которая и являлась зеркалом.

Волосы не серые, короткие. Я вовсе не взрослый мужчина. И тело, к сожалению, не такое тренированное. Нет, это определённо я. Я, Александр Миронов. А вовсе не… Я понял, что не помню имени «себя» из сна. Всё помню: цвета, ощущения, даже запахи. Но имя нет. Раздался робкий стук в дверь. Видимо, произведённый мной шум разбудил маму.

- Да,- сказал хриплым голосом.

Дверь открылась, на пороге стояла сонная мама. Я замер, глядя на неё и не в силах поверить своим глазам. Некие силы будто предоставляли мне доказательства.

- Шурик, всё в порядке? Я услышала шум…

- Всё нормально,- одеревеневшие челюсти еле двигались.- Просто кошмар приснился.

- Ладно… Ты поспи ещё, выходной ведь.

Она зевнула и закрыла дверь. Ещё несколько минут я простоял, глядя ей вслед.

Другая одежда, иная причёска. Но я узнал её. Хранительница из сна была точной копией мамы. Только младше. Такой она была, наверно, лет десять назад.

Двигаясь, как механический, я вернулся и сел на кровать. Скоро я пришёл к удивительному, невероятному, но очевидному выводу.

Это был не просто сон. Все чувства орали об этом. Да и хотелось верить.

История первая:

Живой Меч

Пробуждение было приятным, но и с сюрпризом. Приятным, потому что, не смотря на то, что спал я, прижавшись спиной к дереву, сидя на голой земле и ничем не укрывшись, чувствовал себя выспавшимся и свежим. Хотя, вопрос ещё в том, присутствовал ли я вообще здесь ночью?   Но встал я, так сказать, с той ноги. Но главным образом потому, что картина теперь более или менее прояснилась, хоть и та, настоящая жизнь казалась здесь сном. Теперь я знал, кто я и откуда. Но не почему. Это ещё предстояло выяснить.

А с сюрпризом потому, что проснувшись, наткнулся на смущённый взгляд карих глаз. Вот тут- то я и понял, что означает принадлежность к Боевой Касте, о которой говорила Хранительница.

Мозг автаматически и моментально оценил ситуацию. Я не бросился на незваного гостя, вообще не дёрнулся, так как будь это враг, мои поспешные действия могли бы оказаться фатальными. А если это друг, то дёргаться и не имеет смысла. Эта мысль появилась одновременно с пониманием того, что сидящий скрестив ноги напротив меня парень оружия в руках не имеет (на поясе висит нож, достать который в случае моего нападения он даже не успеет), да и сидит он в неудобной для атаки позе, имеет смущённый вид и покрасневшие щёки, агрессивностью и не пахнет. Следовательно, не опасен.

Я даже удивился, сколько всего успел подумать за секунду, да ещё и успел в ту же секунду удивиться, сколько всего я подумал.

- Привет, - сконфуженно улыбнувшись, поздоровался парень.

Совсем молодой. В разные стороны торчат короткие тёмно-каштановые жёсткие волосы, цветом точь-в-точь как глаза. Лицо вытянутое, немного угловатое. Фигура по-юношески худая и гибкая, это сразу видно. Коричневые рубаха и портки, через плечо грубая сумка на ремне. Всем своим смущённо-скромным видом он как-то сразу располагал к себе.

- Ты кто? – вежливо осведомился я.

- Извини, если напугал… - он явно не знал, что сказать, испуганным я точно не выглядел. Торопливо продолжил:

- Я вчера ещё за тобой шёл, но подойти не решился. Я Охотник, тут недалеко в деревне был…

Как будто заранее готовился. Я не удержался и улыбнулся.

- А имя твоё можно узнать?

- Э-э.… Ну, вообще имя у меня длинное, но можешь звать меня Отис.

- Отис так Отис. Я Грей. Так зачем ты за мной шёл?

- Так ведь одному же скучно. И я ни с кем… давно ни с кем не разговаривал. А ты только вчера тут… ну, появился, да?

- Да. Так что я рад, что встретил тебя. Покажешь город, объяснишь, что к чему. Ладно?

- А… ну да, - он снова смущённо улыбнулся. Хотя, он улыбался всё это время. Так что скоро я перестал воспринимать его улыбки всерьёз, они просто были частью него.

Отис отдал мне лепёшку и кусок сыра, сказав, что уже позавтракал и мы, уже вместе, продолжили путь к Серому Городу с его Многобашенным Замком. Какие банальные названия, а? Но я ведь угадал. Отис оказался неплохим собеседником, но болтал он в основном о всяких пустяках и я понял, что ничего толкового от него не услышу. Как оказалось, он и сам здесь недавно, о настоящей жизни, как и я ничего конкретного сказать не может. Уже это дало мне пищу для размышлений, поэтому стрекотню Отиса о погоде и природе я слушал дальше вполуха.

Руководствуясь какими критериями, некая сила отправляет нас во сне в этот мир? Вряд ли сюда может попасть любой, да и оттуда, с балкона, я не заметил никакого движения. Зато теперь ясно, почему Хранительница назвала меня Двойным. Попавшие сюда люди, они обретают вторую жизнь, о таком можно только мечтать. Но почему? Откуда взялся этот мир, почему о нём никто не знает? Или я просто не помню? Две жизни, каждая из которой в другой кажется сном, так что здесь невозможно никому рассказать, кто ты там, а там – кто ты здесь. Кому это надо? Почему никто не должен знать?..

- Ты слушаешь?!

- Прости, задумался,- я виновато улыбнулся.- Что ты сказал?

Солнце прошло уже треть небосвода, когда мы, наконец, подошли к воротам. Город и в правду был весь серым. И где только неизвестные мне строители нашли столько одинаково-серого камня? Город оказался небольшим, окружённым стеной в три человеческих роста, сложенной из гладких, удивительно плотно подогнанных друг к другу каменных блоков. Полуметровой толщины деревянные створки ворот были распахнуты наружу, их никто не охранял.

- А что, стражу у ворот не выставляют?- спросил я.

- Не знаю.

- А когда ты раньше здесь был, они охранялись?

- Не помню…- виновато пробормотал Отис.

М-да. Какой-то он совсем… раздолбай. Мы вошли в город. Сразу за стеной начинались жилые, как мне показалось, дома, из того же серого камня. Но людей не было и вообще было как-то тихо.

- А где люди?- поинтересовался я, просто чтобы что-то сказать.

- Город заселён только наполовину,  поэтому дома обитаемы в первую очередь вокруг замка и рыночной площади, вроде как. А здесь никого…

- Ясно.

Город небольшой и заселён только наполовину. Да, сюда попадают совсем не многие…

Мы прошли сотню метров, и я вправду начал замечать признаки жизни. Нам стали встречаться прохожие в простой одежде, они приветливо улыбались и кивали. Отис рядом радостно улыбался в ответ. Появились «живые» дома с признаками обитания в виде садиков, какого-то инвентаря на крыльце и даже бельевых верёвок. У некоторых домов были небольшие конюшни, там пофыркивали большие и маленькие, красивые и не очень лошади, ходили люди, ухаживая за ними. Ещё через пару сотен метров мы вышли на рыночную площадь, над которой своими многочисленными башнями нависал замок. И я наконец узрел городскую жизнь – здесь, среди лотков, лавок и товарных домов суетились-торопились, кричали-ругались, продавали и покупали люди в самых разнообразных одеждах и не только в них. Я увидел нескольких латников в шлемах с длинными фиолетовыми плюмажами и других, с открытыми головами, но доспехах огромного размера. Увидел людей в длинных разноцветных плащах и  многих других, кого воспринять времени просто не было. Я и так на несколько долгих минут вместе с Отисом замер на краю этого оазиса бурной деятельности, оглушённый гулом и ослеплённый разнообразием красок. Большие лавки, принадлежащие, видимо, торговцам побогаче, стояли широким кругом, ограничивая площадь. Прочие же лавочники, торгаши и зазывалы ставили свои лавки в этом кругу где ни поподя. И была у всех у них, воинов, магов, торговцев и других, одна особенность. Все они были на удивление молоды.

Как во сне, мы медленно пошли через площадь. На нас никто не обращал внимания, мы же (подозреваю, что выпучив глаза) рассматривали всё, что попадалось нам на пути. Под навесами стояло, лежало и висело оружие всех мыслимых и немыслимых видов. На прилавках лежала одежда всевозможных цветов, фасонов и цен. Пахло пирогами, рыбой и мясом, и чем-то неопределимым. Я понял, что голоден. Отис, шедший вплотную ко мне, будто боясь потеряться, застонал. И нам было послано спасение. На середине площади на нас налетел торговец с коробом пирожков на груди.

- ПирожкИ! ПирогИ! СвЕжие! Купи, не пожалеешь!

- П-простите, у нас нет… денег… - заикаясь, проблеял Отис, явно борясь с желанием отобрать у торговца ВСЁ.

- А, новенькие! Бери задарма! Бывайте. ПирожкИ! ПирогИ! ...

Голося, торговец врезался в толпу. Отис разломил здоровый пирожок с капустой и со счастливой улыбкой протянул мне половину.

Наконец мы пересекли площадь и через просвет между лотками в полусотне метров от нас увидели подвесной мост, перекинутый через пустой ров. На мосту стояли двое стражников, те самые воины в шлемах с фиолетовыми плюмажами. На бёдрах у них висели тонкие длинные мечи. Один из стражников добродушно осведомился, держа, впрочем, руку на эфесе меча:

- Кто такие, с какой целью?

Как я и надеялся, Отис вышел вперёд и вежливо ответил:

- Я Охотник, пришёл из Ямаири. А это Грей, он только вчера появился в Храме.

- Что-то я тебя не помню, ну да ладно. Пойдёмте, я провожу вас к Капитану, он позаботится. Ставис, побди за меня.

- Давай, - ответил второй стражник.

Мы прошли за нашим провожатым под аркой ворот, за которыми, в небольшом внутреннем дворике, стоял, прислонившись к стене, караульный домик.

Внутри оказалось тесно, но уютно. За столом, почитывая какую-то книгу, сидел Капитан – у его доспехов были позолоченные наплечники. Но меча я у него не увидел. Это насторожило. Приобретённые рефлексы подсказывали, что этот человек не просто так Капитан с большой буквы, и раз нет оружия, значит он использует какие-то иные средства.

Воин отложил книгу и оценивающе оглядел нас.

- Капитан Зур! – стражник отдал честь, приложив кулак к сердцу. – Это новенький, появился вчера, и Охотник из Ямаири.

- Новенький? – Капитан поднялся, разглядывая меня. – Оба светлые, с этим всё в порядке. В каком секторе появился?

На секунду задумавшись, я понял, что он имеет в виду.

- В секторе Боевой Касты… Капитан.

- Это хорошо, - он кивнул. – Из-за войны боевые единицы сильно сократились.

- Войны?

Капитан не ответил. Он поднял руку и щёлкнул пальцами. Перед ним в воздухе возник маленький светящийся шарик тёмно-жёлтого цвета. Сгусток света секунду повисел и стремительно унёсся в окно.

- Располагайтесь, я послал за Камердинером. А мне нужно сообщить Триглаву.

Стражник-маг? Впечатляет.

Мы проводили Капитана Зура взглядом и переглянулись с Отисом, мысленно делясь мнением.

- Какой-то он… серьёзный, - заметил Отис.

- Да, есть немного… - задумчиво ответил стражник. – До войны он был более весёлым. Попейте пока чаю. Мне надо на пост, бывайте.

В двери стражник ещё задержался.

- Солнце в зените, пир начнётся часа через три.

Он ушёл. Я сел на обитый кожей стул за простым деревянным столом в тёмных пятнах. И не только чая, судя по запаху. Отис же засуетился по комнате в поисках кружек, нашёл чай, пощупал горячий чайник, висящий над еле тлеющем огнём в камине, и стал накрывать нам чай. Мне не хотелось, да и я был уверен, что мы всё равно не успеем. Но я не стал останавливать Отиса.

Хотелось просто подумать, систематизировать полученные путём наблюдений сведения. Размышляя, я задумчиво сжимал кружку, Отис молчал, не зная, что сказать и ёрзал на стуле. Я успел только один раз глотнуть почему-то холодный чай, когда дверь стражницкой открылась.

***

На два часа раньше.

Не смотря на то, что было раннее утро, на рыночной площади уже было шумно. В силу своей жадной природы торговцы встают рано. А раз магазины открыты – будут и покупатели.

Многие из этих ранних птиц (особенно мужчины) с интересом провожали взглядом шедшую через площадь, ловко лавирующую между покупателями и лавками, девушку. Она привлекала к себе внимание не только выдающейся, даже можно сказать – вызывающей, внешностью, но и самой аурой вокруг себя – от неё веяло энергией и озорством благодаря лукавой улыбке и сверкающим глазам. Лёгкий ветерок, частый утренний гость площади, поигрывал её пышными фиолетовыми волосами, диким водопадом спадающими до бёдер. Недавно вставшее солнце поблёскивало на смуглой коже её миловидного овального лица, жёлтые глаза отбрасывали искры, зорко оглядывая площадь.

И как-то совершенно случайно получилось так, что она как раз подходила к стоявшему у одного из прилавков воину, когда тот кинул торговцу монету и резко развернулся, делая шаг назад. Они столкнулись и девушка мягко шлёпнулась на пятую точку. В прочем, даже это она умудрилась сделать грациозно.

Воин от неожиданности отшатнулся, лязгнув своими массивными доспехами с огромными наплечниками и железным воротником.

- Прошу прощения… - начал он голосом, подобающем его размерам и осёкся, поражённый красотой девушки.

- Извини, - повторил воин, торопливо протягивая ей руку. Несколько зевак с интересом наблюдали всю эту сцену.

Поднявшись, при помощи рыцаря, конечно, девушка отряхнула от пыли свою одежду – белую откровенную блузку и короткую чёрную юбку, чуть прикрывающую длинные стройны ноги. И от внимания красавицы, конечно же, не ускользнул восхищённый взгляд могучего воина. Она тоже оценила его по достоинству.

- Такую грубость по отношению к бедной девушке просто так простить никак нельзя, - улыбнувшись, сказала она. Голос у неё оказался несколько ниже, чем могло бы подуматься.

Воин включился в игру:

- Как же я могу отплатить за своё невежество?

- С таким статным Паладином будет не стыдно пойти на сегодняшний пир. Если сей Паладин уже не занят, что будет удивительно, – она подмигнула, лукаво улыбаясь. – Меня зовут Кэтрин, но можно просто Кэт. Я воин-маг,- девушка коснулась эфеса меча в изящных ножнах на поясе.

- Я Дарий. Паладин, как ты верно подметила.

Они улыбнулись друг другу, оба были рады знакомству. Каждый по своей причине. Причём Паладин периодически краснел, и, что самое ужасное, ничего поделать с этим он не мог – такого смущения воин раньше не испытывал. Глядя на Дария, сложно было бы сказать, что он способен покраснеть, если не увидеть это самому. Как и всякий Паладин, Дарий отличался могучим телосложением – высокий рост, широкие плечи, массивная шея. Квадратное молодое лицо имело несколько грубые черты лица, но это не делало его некрасивым.

Пытаясь совладать с неожиданной личной проблемой, Дарий произнёс:

- Пойдём в замок, что ли? А то все таращатся.

- Конечно, - легко согласилась Кэт.

Они двинулись к замку, легко и непринуждённо болтая. Говорили о всяких пустяках – кто какие задания выполнял, на что тратили деньги, чем увлекались и как проводили свободное время. Неожиданно Кэтрин спросила, лукаво улыбаясь и ставя Дария в полный тупик:

- А тебе кто-нибудь нравится?

Воин, не ожидавший такого подвоха, снова покраснел.

- С чего это ты вдруг?.. – как-то беспомощно пробормотал он.

- Да так, интересно стало, есть ли та, кому принадлежит твоё сердце?

- А у тебя? – вопросом на вопрос ответил Дарий, пытаясь уйти от ответа.

- Это сек-рет, - загадочно протянула Кэт, играя на чувствах Дария, о чём бедный Паладин и не подозревал. Некоторое время они шли молча.

- А я тебе нравлюсь? – снова пошла в атаку магичка.

Дария бросило в жар. Адский Дракон, что она привязалась?! Нельзя же так! К счастью, от ответа его спас стражник, поприветствовавший старого знакомого и вопросительно поглядевший на девушку.

- Она со мной, - многозначительно округлив глаза, сказал Дарий. Страж ворот ухмыльнулся, но всё же заметил:

- Что-то я тебя не припомню…

- Я долгое время жила и выполняла задание в деревне Сатоба. А вообще… - Кэт надула губы. – Как можно меня не запомнить?

Стражник закатил глаза и махнул рукой, пропуская их. Оказавшись во дворе, Кэт вдруг поднялась на цыпочки и чмокнула Дария в щёку.

- Спасибо за компанию. Не забудь, что позвал меня на пир!

И, лучезарно улыбнувшись, она исчезла в дверях замка, оставив Дария во дворе в полном одиночестве наедине со своим разочарованием.

***

Строгий неразговорчивый Камердинер сразу провёл нас по лабиринту коридоров на третий этаж, к нашим комнатам. Признаться, я был порядком удивлён – комната оказалась очень маленькой, скупо обставленной. Имея размеры три шага в ширину и пять в длину, она вмещала только небольшой шкаф и кровать вдоль левой стены, стол, стул и камин справа. Камердинер внёс меня в какой-то список, вручил звякнувший замшевый мешочек и отправился в соседнюю комнату пытать Отиса.

Я бросил пустой заплечный мешок на стол. Заглянул в ящики и убедился, что они пусты. Дверь приоткрылась, и неуверенно заглянул Отис.

- Можно? Одному как-то неуютно…

Я махнул рукой на кровать, а сам сел на стул.

- Ну что, вспомнили тебя?

- Да, меня нашли в списке…Просто я большую часть времени провожу вне этих стен, я… эээ… даже комнату не взял, когда появился, вот, - он сел на кровать.

Взглянул исподлобья, опустив голову.

- Извини, если я тебе надоедаю, просто я тут никого не знаю…

Я улыбнулся. На него невозможно было сердиться.

- Забудь. Можешь оставаться, сколько хочешь.

- Я посплю немного, ладно? – Отис опустил голову на подушку и тут же уснул.

Как он до сих пор жив, подумалось мне. Везение, чистое везение… Я вышел из комнаты, что бы осмотреться, и прикрыл за собой дверь. Теперь главное не заблудиться.

Я заблудился. И не единожды. Несколько раз мне приходилось спрашивать – то у слуг, то у стражника, то у каких-то типов в длинных плащах – где я и куда мне идти. Зато теперь я боле или менее представлял устройство замка, правда, как и город, он был мало обитаем. Никакого порядка в расположении залов, комнат и прочего не наблюдалось, кроме того, что они располагались внутри замка в три ряда (не считая лицевой части), а  коридоры между рядами были обиты красной и зелёной замшей.

Измотавшись, я наконец добрался до своего этажа, но когда уже подходил к своей комнате, заметил открытую дверь на несколько номеров дальше и подошёл.

На кровати валялся худой, высокий светловолосый парень в элегантной белой рубашке. Он читал книгу, но заметив меня, склонил голову набок и с любопытством посмотрел.

- Привет, - поздоровался он.

- Здравствуй. Я увидел открытую дверь…

Я сразу почувствовал, что мы похожи. Сейчас не имело значения, что мы скажем друг другу. Губы двигались сами, в то время как глаза фиксировали малейшее движение другого, следили за поведением, которое скажет о многом. Мы оба оказались из того сорта людей, что по первому взгляду стараются определить тип человека, узнать о нём максимум, когда слова играют второстепенную роль. Он улыбнулся, тоже поняв это. Преграда исчезла, мы сразу завладели доверием друг друга.

- Не стой в дверях, садись, - он показал на кресло, спинкой загораживающее камин и сел сам, отложив книгу на тумбочку рядом с кроватью.

Я зашёл, но остался стоять, глядя на стол. На нём лежал предмет, ну никак не вяжущийся с окружающим миром. Круглый, плоский, с какими-то дырочками и выступами не ребре.

- Это же… - я замолк, не понимая, что хотел сказать.

Парень поднялся.

- Да, плэюн. Я единственный, кто может приносить из реального мира предмет.

Наши взгляды встретились, он улыбнулся. Не хвастается, понял я, просто сообщает факт. Мы определённо поладим.

- Я Маг Голоса, по прозвищу Певец. Музыка – источник моей силы.

- Понятно… Я Грей, только вчера появился.

- О, у тебя сегодня Определение. Повезло, мог неделю по замку шататься. Помню, я от скуки чуть не повесился.

- Я немного осмотрелся… более или менее освоился.

- Со дэс ка.

- Что?

- Это по нипонски «вот как», в реальном мире я очень люблю нипонские мультики – аримэ.

- Не помню таких…

- Ничего удивительного, ты садись, - повторил он, садясь на кровать, и я последовал его примеру, сев в кресло. – Переходя в этот мир, мы помним только то, что для нас наиболее важно. Некоторые здесь вообще с трудом помнят свою настоящую жизнь. Жалкое зрелище. Я быстро понял, что чем менее важное место в этом мире ты занимаешь, тем меньше помнишь.

- Я представляю всё довольно чётко. Правда, без имён и названий.

- Это значит, что ты будешь не каким-нибудь захудалым энергетическим магом, я думаю.

Обнадёживающе… я решил воспользоваться возможностью и узнать как можно больше.

- А кто вообще здесь есть? Чем вы занимаетесь?

- Да ничем. Большую часть времени сбиваем мух с потолка. Иногда выполняем задания Триглава или частных лиц. После войны заниматься особо нечем…

- Погоди, мне так никто и не объяснил толком про войну.

- Четыре месяца назад закончилась очередная война, длившаяся всего около месяца, но принёсшая огромные потери. Причина была как обычно – Стихийный маг. Некроманты… а, ты же не знаешь, кто это такие. Тёмные маги, повелевают всеми тёмными, нашей противоположной стороной. Так вот, Некроманты развязали войну, когда с полгода назад появился Стихийный маг, чтобы устранить его, а заодно и захватить власть. Второе им не удалось, а вот первое…

- Кто такой Стихийный маг?

- Да, прости… - он задумался. – Стихийный всегда один, у той или другой стороны, светлый или тёмный. Это потенциально самый сильный маг, но ещё ни разу Стихийному не удалось познать свою силу до конца… Их всех убивали до этого. Каждый раз, как он появляется, начинается война, за это многие их ненавидят. В этой, последней войне, мы потеряли многих, очень многих… Я остался один, последней Маг Голоса…

Он замолк. Я понял, что ему больно вспоминать. Видимо, он потерял многих друзей и скорее всего, принадлежит теперь к тем, кто ненавидит этого Стихийного мага. В голове уже сформировался новый, тревожный вопрос.

- А умирая здесь, мы умираем там?

Певец дёрнулся.

- А, нет, - сказал задумчиво. – Можно даже появиться заново, обрести здесь вторую жизнь. Если переживёшь шок, если твоя душа справится с потерями. Всё-таки смерть, хоть и во сне… Я не знаю ни одного из тех, кто вернулся, но такие случаи известны. Никто из этих людей в свою прошлую жизнь не любил и не терял близких.

Мы помолчали. Я думал над вопросом, который уведёт от темы и спросил:

- Насчёт работы. Если население сократилось, то почему её мало?

- Тёмных, знаешь ли, тоже поубавилось, - он усмехнулся. – Мы забрали в полтора раза больше. А торговля, как это ни странно, идёт именно с Тёмными. Если их в два раза меньше стало, с кем торговать?

- Кто ещё есть у Тёмных кроме Некромантов?

- Как и у нас, у них есть разные классы, но эти гады самые сильные. Мы убили их предводителя, самого сильного Некроманта за последние пять лет. Да, жуткая была бойня, они не скоро очухаются…

После паузы он продолжил:

- Больше всего энерго-магов, они просто используют свою собственную энергию. Есть также Маги Голоса, как ты уже знаешь, маги-воины… Все маги объединяются в пары с Паладинами, которые, как бы сказать, питаются магией. За счёт её поглощения они увеличивают свою и без того немалую силу. Ну и кроме того, магам просто нужна защита и время в бою. Паладин прикрывает, пока маг готовит заклинание. Есть ещё Охотники, они снабжают замок или других заказчиков дичью. Есть конечно обычные воины. Оборотни, и светлые и тёмные. Ведьмаки у тёмных, но это как наши маги-воины… - перечисляя, он загибал пальцы.

Я с интересом слушал его рассказ. Певец уже давно часть этой системы… кем же буду я?

- … ну и вампиры. Вернее будет сказать, биовампиры.

- Скоро ли пир?

В этот момент по коридору разнёсся колокольный звон.

- Вот и ответ! – Певец вскочил. – Начинается, пойдём.

У своей двери я попросил подождать и Певец вдруг схватился за голову.

- Ксо!(чёрт!) Иди один, я забыл кое-что сделать. Найдёшь зал?

- Да, не волнуйся.

Я заглянул в свою комнату, но Отис по-прежнему спал и я направился на пир один.

Когда я вошёл в зал, меня поначалу взяла оторопь – он был полон самого разнообразного народу, как тогда на рынке. Но оказалось, что зал не так уж велик, так что и людей было на самом деле не так уж много. Паркетный пол ярко блестел, левая стена была наружной – её украшали большие окна. В противоположном конце имелось небольшое возвышение, на котором стояли стол и три вычурных стула, больше напоминающих троны, и несколько стульев попроще. Вдоль боковых стен и посередине зала стояли большие столы, покрытые белыми скатертями и ломящиеся от яств. У столов группками и по одному разгуливали или просто стояли и разговаривали все эти люди. Причём часть была в доспехах, и каких! Меня бы в них можно было законсервировать.

Когда я только вошёл, у меня снова появилось это чувство чего-то знакомого. Надо избавляться от этого, решил я. Здесь – это здесь, а там – это там, и нечего мешать. Оглядевшись, я решил убить сразу двух зайцев – узнать, что мне делать дальше и кто этот здоровяк в огромных, покрытых серебристой вязью доспехах. Он стоял один у стола и рассматривал окружающих, будто выискивая кого-то.

- Прошу прощения…

В первую секунду он посмотрел будто сквозь меня, потом его взгляд сфокусировался. Он тряхнул головой, что-то пробормотав.

- Да, чем могу помочь?

- Моё имя Грей, - я чуть поклонился в знак приветствия. – Я очутился в этом замечательном месте только вчера и насколько я знаю, должен состояться некий обряд определения.

Удивительно, но светская манера речи появилась у меня сама. Здоровяк поморщился.

- Давай без этого, здесь все свои. Я – Паладин Дарий. Да, определение скоро начнётся. Нервничаешь?

- Нет, - я и в правду был совершенно спокоен. Странно, но я чувствовал себя в толпе на пиру как в своей тарелке. Будто не раз здесь уже бывал… - Паладин? Значит, у тебя есть напарник? – я постарался поддержать разговор.

- К счастью, да. После войны многие остались без них. Его ещё нет. – он снова оглядел зал.

Опять война, все говорят о войне. Я ещё раз оглядел зал: одетые в длинные балахоны маги, рыцари в огромных доспехах. Сам этот пир… задания, миссии, злые Некроманты… где-то я это уже видел. Какие-то смутные образы пронеслись в голове. Стол, экран… изображение будто перенеслось сюда, в эту реальность.

- Это похоже на игру… - пробормотал я.

Последовавшая на эти слова реакция была неожиданной, лицо моего нового знакомого вдруг окаменело, и он положил мне на плечо свою руку в латной перчатке. Признаться, в какое-то мгновение душа у меня ушла в пятки под тяжестью его руки. Если сейчас он захочет скатать меня в клубок, я даже ничего сделать не успею.

- Ты новичок, поэтому я прощаю тебя. Но больше никогда не называй это… игрой.

Он замолчал и отвернулся, но потом всё же продолжил:

- Это наше главное отличие от тёмных – они не ценят человеческие жизни в этом мире. Для них всё это… игра. – Дарий выплёвывал это слово. – Ты светлый, так что скоро поймёшь. Всё окончательно уяснишь, когда впервые умрёт твой друг…

Вдруг лицо его снова изменилось, и он… покраснел. Впечатляющее зрелище. Не для слабонервных. С величайшим интересом я проследил за направлением его взгляда. По залу шла… нет, не знаю как это назвать… по залу соблазняла своей походкой фиолетововолосая девушка. Я вспомнил, что мельком видел её, когда бродил по замку. Она прошла, но в нашу сторону даже не посмотрела.

- Да что такое, будто околдовала… нет, глупости, она же не ведьма, - он вздохнул. – Так о чём это я?

- О ведьмах, - осторожно подсказал я. Заставить этого здоровяка покраснеть, ну надо же.

- А, глупости! – он махнул ручищей и даже не заметил, что мне пришлось выгнуться дугой. – Встретил сегодня утром…

Я понимающе покивал, улыбаясь.

- Да что вы все лыбитесь!? – взревел Паладин так, что соседи по столу шарахнулись. – Ну, приглянулась! Одни извращенцы вокруг!

Я уже начал глохнуть от его баса, но слава богам, он быстро успокоился и буркнул:

- Вон маг мой идёт.

Я увидел уже знакомую мне фигуру.

- Я смотрю, вы уже познакомились? – с улыбкой спросил Певец.

- Так вы…

- Да, Дарий мой напарник.

Дарий, поняв, что я уже знаком с Певцом и тот неплохо ко мне относится, стал смотреть значительно доброжелательней.

- Я несказанно рад, что ты пришёл, наконец. Хоть ты меня поймёшь… - Дарий стал показывать напарнику свою знакомую и в красках описывать их знакомство, безнадёжно краснея при этом.

Когда я с улыбкой наблюдал, как Дарий пытается задушить Певца за «пахабную улыбочку», со стороны возвышения раздался хрустальный звон. Оказывается, за то время, что я вливался в светское общество, стулья там успели занять. Теперь трое, сидевшие на «тронах», стояли – это тот, что стоял в середине, постучал по бокалу. Певец и Дарий сразу перестали дурачиться, все в зале притихли.

- Приветствую вас на пиру Триглава! Надеюсь, угощения пришлись всем по вкусу…

- Это Фаул, Правящий глава. Воин-маг. – тихо пояснил Певец. Фаул, как все, кого я до этого видел, выглядел молодо. Прямые тёмные волосы, весёлый взгляд, на плечах – фиолетовая мантия. А вот стоявший справа от него мужчина в тёмно-синей мантии выглядел гораздо старше – у него было грубое лицо, в морщинах и шрамах, мрачный взгляд из-под густых бровей. Он произнёс низким голосом, не громко, но чётко, когда Фаул окончил своё приветствие:

- Сегодня к нам присоединится три новых воина. Это удача, ведь за последние четыре месяца не набралось и двух десятков.

- Это Арес, Познающий глава. Энерго-маг. – пркоментировал Певец. – А слева Карен, Охраняющая глава. Она начальник всей стражи. Остальное потом расскажу…

Карен, носящую белый плащ, я рассматривал дольше всех, она показалась мне самой интересной. Чувствовалась в её взгляде и позе какая-то тайна, живость. Она показалась мне более умной, чем двое других.

- … попрошу новичков пройти сюда, - закончил Арес.

Но вперёд, считая меня, вышли четверо, а не трое.

- Тёмный… - пронеслось по залу. Тот дёрнулся.

Я, ещё два парня и девушка поднялись на возвышение и последовали за Триглавом в смежную с залом комнату без окон, с таким же высоким поталком. Прежде чем закрылась дверь, я услышал, как возобновились в зале разговоры.

Посреди тёмной комнаты стояло нечто вроде миниатюрной колонны серого цвета, на которой, отбрасывая на стены блики, покоился тускло светящийся стеклянный шар приличных размеров. Внутри медленно клубился дым.

- Стойте здесь, - сказал Арес, останавливая нас в двух метрах от шара. Они же втроём встали с другой стороны, напротив нас.

- Мы будем подзывать по одному, подходите и кладите руку на шар, - обратился к нам Фаул и Карен добавила:

- Это Сфера определения или проще – Аура, с чьего-то болтливого языка. Дым просто меняет цвет. – у неё оказался приятный высокий голос.

Арес достал  откуда-то свиток и произнёс:

- Сайфон, тёмный.

Черноволосый смуглый парень вышел вперёд и медленно положил руку на шар. По руке парня прошла голубая искра, дым окрасился в тёмно-серый цвет.

- Оборотень. Я думаю, тебе уже разъяснили ситуацию. Зарегистрируйся или покинь город сразу.

Парень кивнул с мрачным видом и отошёл в сторону.

- Офелия. Светлая.

Дым под ладонью светловолосой худой девушки окрасился в зелёный.

- Отлично, - Арес что-то записал в своём свитке, но класс девушки не назвал. – Строн, светлый.

У этого парня дым оказался песчяно-жёлтым.

- И Грей, светлый.

Я сделал два шага вперёд и положил руку на шар, в душе было пусто – ни волнения, ни страха. Шар мигнул и выдал водоворот всех цветов радуги.

Триглав замер. Впервые Карен посмотрела на меня.

- Ещё раз, - отрывисто бросил Арес, вместе с Фаулом не отрывая взгляда от шара.

Я убрал руку и положил снова. Тот же результат. Я поднял глаза, все трое смотрели на меня. Я ждал.

- Что-то не так?

Они не ответили.

- Вот как, - произнёс Арес. – Тебе предстоит сложный путь, парень. Что ж, выходим.

Карен прошла мимо, задумчиво и будто насквозь посмотрев мне в глаза. Вслед за ней, Фаулом и Аресом мы вышли обратно на возвышение, зал снова притих. Все выжидающе смотрели на нас. Я заметил, как Певец ободряюще улыбнулся мне, Дарий показал большой палец. Я кивнул, давая понять, что принимаю их поддержку. Но также я заметил и много тревожных лиц.

- Поприветствуйте нашего гостя – Оборотня Сайфона. И новых соратников, - он показывал на нас по очереди рукой, - Охотницу Офелию, Энергетического мага Строна и Грея… Стихийного мага.

У меня перехватило дыхание, звук исчез. Мне показалось, что я оглох от воцарившейся тишины. Как завороженный, я смотрел в зал, смотрел, как меняются лица людей. Видел, как округлились глаза Дария, как сползла улыбка с лица Певца.

***

- Шурик! Ну что ты такой мрачный?

- А… извини, не выспался, - я правда чувствовал себя уставшим. – Как дела, Мика?

Так её зову только я, на самом деле мою одноклассницу зовут Маша.

No Comments

Post a Comment

Your email is never shared. Required fields are marked *